Онлайн-календарь «Нефтегазовая промышленность в днях рождения» - 2022
Единый Реестр подрядчиков, поставщиков, оборудования и материалов для групп «Газпром» и «Транснефть» на 2021–2022 годы

Стоит ли российской экономике опасаться роста нефтегазовых доходов

Термин «голландская болезнь» подразумевает сочетание высоких нефтегазовые доходов, сильного укрепления национальной валюты и проседание всех отраслей, кроме сырьевого экспорта. Агентство «Прайм» опросило экспертов и выяснило, действительно ли России угрожает затухание экономического развития и какие меры могут предпринять власти, чтобы этого избежать.

Доктор экономических наук, профессор РЭУ имени Плеханова Денис Домащенко заявил о возможности "голландской болезни" для российской экономики. Под этим термином, популярным в 2000-е, но затем забытым, подразумевают негативный эффект от укрепления реального курса национальной валюты. Получается перекос: в одном секторе экономики бум, а все прочие "затухают". В теории причина такого бума не имеет значения, однако на практике чаще всего он возникает в экспортоориентированных странах во время открытия месторождений полезных ископаемых либо резкого роста цен на сырье.

Другое название — эффект Гронингена — возникло в связи с ситуацией на Гронингенском газовом месторождении на севере Нидерландов. Его открыли в 1959 году. После освоения месторождения экспорт газа резко вырос, что привело к скачку инфляции и безработицы, сокращению экспорта перерабатывающих отраслей и падению доходов граждан. Это произошло в 70-е годы прошлого века. Позднее — в начале 80х — схожий эффект наблюдался в Саудовской Аравии, Нигерии и Мексике.

Пора ли кричать "караул"

Риски "голландской болезни" возникают ввиду непропорционально высокой нормы прибыли в одной отрасли из-за благоприятной конъюнктуры. Это приводит к тому, что в этой отрасли доходы и прибыли растут, а интерес инвесторов к прочим отраслям снижается, пояснил агентству "Прайм" ведущий аналитик "Открытие Инвестиции" по электроэнергетике Тимур Хайруллин. "Важным следствием сырьевого бума может быть приток экспортных доходов в валюте, что может приводить к ее ослаблению", — отметил собеседник агентства.

Скорее всего, в России голландская болезнь" наблюдалась в период с 2004 по 2008 годы, когда мировые цены на нефть рекордно росли, страна наращивала экспорт сырья и нефтедоллары текли в экономику рекой. Тогда с последствиями в виде инфляции справились за счет создания ФНБ и даже несколько преуспели в этом, напомнил старший аналитик "Русс-Инвест" Роман Блинов.

Сравнивать Голландию образца второй половины прошлого века с современной Россией не совсем корректно. С одной стороны, признаки "синдрома Гронингена" налицо: рост нефтегазовых доходов и удорожание рубля. С другой стороны, условия функционирования экономики кардинально отличаются.

"В Голландии того периода уже было развитое капиталистическое общество с очень высоким уровнем жизни, не нам с ними равняться по самым разным параметрам. Поэтому, конечно можно ухватиться за ряд симптомов и кричать "Караул, всё пропало", но рано", — считает Блинов.

Да и внешние условия другие. Помимо создания ФНБ, куда абсорбировались "лишние" деньги от нефтегазового сектора, побороть стагнацию в экономике России помогли санкции Запада, введенные в 2014 году. "Они слегка отрезвили и российских потребителей, и российское правительство", — отметил эксперт.

Это не голландия

Блинов считает, что у России помимо "голландской болезни есть и другие угрозы. "Мы в нашей стране за 30 лет своего последнего исторического марафона сейчас ближе к феномену "локализма", как Гонконг, только с точки зрения товарно-сырьевого рынка и места на общей геополитической карте мира", — считает он.

При этом Блинов не отрицает, что эффект Гронингена может стать для России существенной угрозой: при том курсе рубля и той ситуации, которая сложилась на внутреннем валютном рынке, эта проблема возможна. "Но при той ситуации, которая существует с доходами нашего населения, его привычной потребительской модели говорить об этом рано", — отметил представитель "Русс-Инвест".

В свою очередь, начальник отдела анализа банков и денежного рынка ИК "ВЕЛЕС Капитал" Юрий Кравченко выразил мнение, что экономике России в обозримой перспективе "голландская болезнь" не грозит.

"В отношении укрепления рубля перед правительством сейчас стоит дилемма — сильный рубль благоприятен для импорта, но негативен для доходов бюджета", — отметил он.

По мнению аналитика, главная задача сейчас — поддержка ключевых импортных направлений, вероятно, поэтому финансовые власти не торопятся мешать укреплению рубля, хотя послабления в ДКП Банка России и политике ограничения на движение капитала могут быстро изменить ситуацию. Восстановление баланса на валютном рынке не вызовет особых проблем, прогнозирует Кравченко.

Кроме того, постепенно импорт начнет возвращаться, а экспорт вплотную столкнется с санкционным давлением. Поэтому длительного переизбытка валюты в России ожидать не стоит.

Рецепт для России

Чтобы минимизировать ее риски, следует реализовать комплекс мер, рассказал Хайруллин.

Первое — и именно это уже введено и работает в России — пропорциональный рост налогов на сектора, выигрывающие от сверхблагоприятной конъюнктуры. В том числе, перспективны прогрессивные налоги, когда нагрузка на бизнес растет вместе с ценой экспортируемого товара."В принципе, именно такая схема существует для нефтяной отрасли в РФ, когда НДПИ и экспортные пошлины растут вместе с ценой на нефть", — пояснил собеседник.

Такая схема будет работать и в других отраслях, где может сложиться соответствующая конъюнктура. Это позволит избежать сверхприбылей и увеличить налоговые сборы.

Во-вторых, традиционно имеют значение меры, препятствующие чрезмерному укреплению национальной валюты. В случае России сильный рубль подрывает конкурентоспособность "обычных", не выигрывающих от бума отраслей.

"В условиях санкций и заморозки резервного фонда данный путь требует выверенных мер. Но, например, понижение ключевой ставки ЦБ и снижение инфляции явно будут шагами в этом направлении", — пояснил он.

В-третьих, необходимо ввести протекционистские и стимулирующие меры для развития других отраслей. Это повысит заинтересованность бизнеса инвестировать именно в них. "Это могут быть налоговые льготы для локальных производителей или пошлины на импорт для защиты внутреннего рынка", — отметил эксперт.

К слову, именно такие меры и были введены кабмином после введения жестких санкций на фоне спецоперации РФ на Украине. Это снижение налогов на отдельные сектора (в том числе, IT-отрасль), ограничения на экспорт ряда товаров, поддержка занятости населения и прочее.

Взгляд в будущее

Блинов считает, что государство, столкнувшись с эффектом Гронингена, должно взять под контроль соотношение товарной массы к её стоимости в экономике. "Развивать и всячески поддерживать разные сферы и иметь стратегическое и перспективное понимание своего места в мировой экономике и геополитике", — отметил он. Пример страны, которая смогла этого добиться — Китай.

Другой путь — создание государственных фондов, есть они и в нашей стране.

Удачным примером использования средств от взрывных нефтегазовых доходов может служить Саудовская Аравия. На ее примере можно увидеть, как за счёт такого рода фондов совместные предприятия страны используют государственную и коммерческую заинтересованность для роста экономики.

"Государственные и частные фонды Саудовской Аравии стерилизуют денежную массу, поступающую от реализации нефти и газа, вместе с тем они создают и реализовывают национальные проекты и целевые программы развития региона. "Судя по всему, отталкиваясь от прямого и косвенного регулирования рыночной экономики и применяя на практике принципы государственного планирования можно добиться значимых результатов. Раньше в Саудовской Аравии была только пустыня и нефть, а сейчас там кругом оазисы и много самых разнообразных государственных программ". — отметил Блинов.

Другой пример успешности такой экономической политики — Норвегия. По закону этой страны, деньги резервного фонда можно использовать только для инвестирования в международные активы. Это позволило стране стать одним из крупнейших акционеров в мире.

Представитель "Открытия" отметил, что универсальным рецептом для преодоления таких экономических болезней, как "голландская", являются вложения в образование и инфраструктуру, а также создание благоприятного инвестиционного климата. "Однако именно с последним у стран, находящихся в зоне риска по "голландской болезни" типа Венесуэлы, Ирана, Бразилии, как правило, есть проблемы", — сетует он.

25.05.2022 г. /ПРАЙМ/

«Русские нас обыграли». Какое эмбарго страшнее нефтяного

Полезное

Ядерная энергетика Европы и США критически зависит от сотрудничества с «Росатомом», в том числе — от поставок российского урана. Как это удалось сделать и сможет ли нынешнее санкционное противостояние изменить ситуацию, разбирался «Прайм». 

Урановая зависимость

Европа, как сообщает RT со ссылкой на немецкий телеканал N-TV, зависит от поставок обогащенного урана в еще большей степени, чем от нефти и природного газа. Около 40% ядерного топлива, поступающего в ЕС, закупается в России и Казахстане.

При этом из России страны объединения получают не только сырье, но и технологии. "Кремль инвестировал миллиарды в совершенствование технологического процесса обогащения урана и смог добиться успеха: российские установки считаются одними из лучших в мире", — констатирует N-TV.

Кроме того, в 18 странах ЕС находятся российские ядерные реакторы, в том числе два — в Болгарии, шесть — в Чехии, два — в Финляндии, четыре — в Венгрии и четыре — в Словакии.

"Росатом", как отмечает немецкий телеканал, до сих пор не попал под санкции, введенные "коллективным Западом", хотя российский госконцерн представляет собой заманчивую мишень для ограничений.

Чемпион

Российскую госкорпорацию "Росатом" можно назвать безусловным чемпионом в глобальной ядерной энергетике. Компания способна предоставлять технические знания, обогащенное топливо и оборудование для ядерных реакторов по всему миру, отмечается в материалах американского отраслевого издания "Бюллетень ученых-атомщиков". И усилия по ограничению доступа России к международным рынкам ставят под вопрос жизнеспособность текущих контрактов, государственных лицензий и финансовых инструментов, связанных с российским ядерным экспортом.

В то же время, санкционное давление на Россию высветило проблему невозможности диверсифицировать источники энергии в Европе. При этом доминирование России на рынке ядерной энергии сохранится, по крайне мере, в краткосрочной перспективе, делают вывод авторы "Бюллетеня".

Одна из ключевых причин — нежелание США и ЕС применять санкции именно к российской атомной энергетике. Несмотря на первоначальные сигналы администрации действующего главы Белого дома, "Росатом" до сих пор не подвергся явным ограничениям. А ЕС, как сообщило в конце апреля издание Politico со ссылкой на нескольких европейских дипломатов, лишь рассматривает возможность введения санкций против импорта урана из России.

Зависимость

И такое развитие событий свидетельствует о явной зависимости США и ЕС от российского ядерного топлива. По данным Федеральной торговой комиссии США, в 2019 году Россия была лишь двадцатым по объемам поставщиком импортных товаров в США. Наиболее существенной товарной категорией, на сумму 13 млрд долларов, было топливо, включая уран и обогащенное ядерное топливо. По данным Управления энергетической информации, в 2020 году на долю российского урана приходилось 16% в общем объеме закупок этого топлива за рубежом для атомных электростанций США.

Старший советник Министерства энергетики США Кэтрин Хафф признала, что для отказа от российских услуг по обеспечению ураном и связанным с ним ядерным топливом потребуется финансирование в размере не менее 1 млрд долларов. ЕС сталкивается с аналогичной сложностью: регион импортирует почти весь используемый уран. И около 20% поступает из России, что делает страну вторым по величине поставщиком в Европу после Нигера.

Высокопробное топливо

Для усовершенствованных ядерных реакторов, которые, как ожидается, будут запущены примерно в 2028 году, потребуется высокопробное низкообогащенное урановое топливо (HALEU), с более высоким содержанием легко делящегося изотопа урана-235, чем сейчас используется на коммерческих ядерных реакторах. "Росатом" в настоящее время является единственным надежным коммерческим поставщиком HALEU в мире, а компании из других стран, по всей видимости, будут готовы поставлять такое топливо только спустя годы, делают вывод авторы статьи в "Бюллетене ученых-атомщиков".

Большинство стран и компаний продолжают сотрудничество с российской атомной отраслью. Их контракты охватывают многие аспекты строительства, эксплуатации и технического обслуживания атомных электростанций.

Исключение составляют Швеция и Финляндия, стремящиеся в НАТО. В обеих странах после начала 24 февраля специальной военной операции (СВО) ясно дали понять, что не намерены развивать сотрудничество с Россией в ядерной энергетике, а от действующих контрактов намерены отказаться.

Однако многие действующие члены военного альянса, такие как Словакия, Венгрия и Турция, продолжают работать с "Росатомом". В этих странах размещены ядерные реакторы российского производства, использование на которых альтернатив ядерному топливу из России как минимум затруднительно, если вообще возможно.

Особый случай

Отдельного внимания в связи с этим заслуживает Венгрия. Хотя оппозиционные партии страны призвали премьер-министра Виктора Орбана отменить сделку с "Росатомом" примерно на 12,5 млрд евро (13,84 млрд долларов), министр иностранных дел Петер Сийярто объявил, что этого не будет. Сделка включает строительство еще двух реакторов на заводе в Пакше, которые заменят мощности существующих блоков. Два нынешних реактора должны быть остановлены в период с 2032 по 2037 годы.

Существующая электростанция мощностью 2 ГВт, состоящая из двух реакторов типа ВВЭР (водо-водяной энергетический реактор) российского производства, обеспечивает около половины производства электроэнергии в Венгрии и в основном финансируется за счет российского государственного займа. Уже после начала военной операции, 7 апреля, Венгрия получила из России первую партию ядерного топлива для АЭС "Пакш".

При этом венгерское предприятие зависит не только от российского ядерного топлива: у страны уже есть контракты на расширение объекта и финансирование проекта с Россией.

Государственные займы

Это обстоятельство выдвигает на передний план еще одну традиционную силу российской атомной отрасли, отмечают специалисты. Это государственное финансирование. В течение многих лет российские компании обыгрывали конкурентов и заключали выгодные сделки благодаря своим финансовым предложениям, которые поддерживает государство.

Финансовые возможности, заложенные в российской стратегии "ядерного экспорта", в полной мере касаются атомной электростанции "Аккую" в Турции. В отличие от Финляндии, Венгрии, Словакии и США, партнерство России с Турцией предполагает продолжающееся строительство атомной электростанции стоимостью около 22 млрд долларов. ("Росатом" построит четыре реактора ВВЭР-1200 поколения 3+ мощностью 1,2 ГВт каждый.) Станция должна обеспечивать 10% годовой потребности Турции в электроэнергии. При этом первый реактор находится в стадии монтажа и должен быть введен в эксплуатацию в 2023 году, а к 2026 году последуют остальные три агрегата.

Среди банков, финансирующих сотрудничество с Турцией в области ядерной энергетики, выделяются Сбербанк и Совкомбанк, против которых США и их союзники ввели санкции. Однако сейчас, как признают американские специалисты-атомщики, пока не ясно, как ограничения влияют на способность этих финансовых учреждений выполнять соглашения по проектному финансированию.

Масштабы последствий

В Индии, которая не ввела против России никаких санкций, находятся два построенных "Росатомом" реактора ("Куданкулам" 1 и 2). Российская сторона поставляет обогащенное топливо и запасные части для этой площадки, на которой ведется строительство еще четырех реакторов.

Индийские проекты российской госкомпании представляют собой наглядный пример того, какими могут быть масштабы последствий в случае разрыва связей с "Росатомом" и/или российскими финансовыми структурами. Если допустить, что сотрудничество Нью-Дели с "Росатомом" прервется, целых четыре индийских реактора вполне могут стать бесхозными активами. Они также могут стать источником миллионов долларов упущенной выгоды, не говоря уже о вторичных последствиях, связанных с задержкой снабжения электричеством населения и предприятий. Учитывая эти последствия, вполне вероятно, что большинство стран с российскими реакторами продолжат сотрудничество с Росатомом в ближайшее время, а возможно, и дольше, резюмируют авторы "Бюллетеня ученых-атомщиков".

Более того, Россия, вполне вероятно, попробует убедить страны, с которыми она сотрудничает в ядерной области, разработать механизмы оплаты в рублях, как это уже произошло в случае с поставками в Европу природного газа, допускают эксперты. Получается, что Россия таким образом обыграла всех — запретить ее "мирный атом" не удастся даже при большом желании.

25.05.2022 г. /ПРАЙМ/

Катализаторы процессов в нефтепереработке. Обзор

Полезное

Нефтяная сфера в числе тех отраслей, которым предстоит вывозить российскую экономику в условиях беспрецедентно жестких санкций и усиливающейся внешней изоляции. Но для нефтяных компаний уже на этапе переработки встает проблема импортозависимости. Отечественные компетенции при строительстве НПЗ, конечно, есть, остался и опыт советской переработки. Однако, большинство современных модернизирующих установок и процессов являются зарубежными. Российские заводы брали их по простой причине: зачем изобретать дорогостоящий "велосипед", если за границей есть отработанные производства, показывающие хорошие результаты?

О том, какие из санкционных ограничений станут настоящей проблемой для российских НПЗ, насколько быстро заводы найдут аналоги оборудования и технологий, как скоро смогут закрыть отечественными поставками катализаторы для переработки, а также о планах модернизации НПЗ и проблемах разбалансировки топливного рынка - в обзоре "Интерфакса".

Теряем рынки?

Согласно данным Минэнерго, объем первичной переработки нефти в РФ в 2021 году вырос по сравнению с 2020 годом на 4% - до 280 млн тонн. Производство бензинов увеличилось на 6,2% - до 40,8 млн тонн, дизельного топлива - на 3%, до 80,3 млн тонн. Согласно данным Федеральной таможенной службы, общий объем экспорта дизтоплива из РФ в 2021 году снизился почти на 8% - до 49,23 млн тонн, экспорт бензина упал на 24,5% - до 4,4 млн тонн.

По данным "ИнфоТЭК-КОНСАЛТ", в России действует 38 основных нефтеперерабатывающих заводов, к которым принято относить НПЗ мощностью от 1 млн тонн. Из них 27 остались со времен Советского Союза. После распада СССР в России построено 11 заводов, большая часть из них несложные - имеют в составе только первичную переработку.

Санкции из-за конфликта на Украине предполагают, с одной стороны, отказ западных стран от российских энергоносителей, с другой - бьют в слабое место: технологическую отсталость. Санкции, касающиеся нефтепереработки, предполагают, в частности: запрет импорта технологий для НПЗ, ограничение поставок оборудования для переработки нефти (в том числе широкий перечень установок), а также запрет на поставку в Россию катализаторов нефтепереработки.

Собеседники агентства на топливном рынке сходятся во мнении, что большой ошибкой были бы размышления исключительно в формате "да куда они денутся без нашей нефти, газа, нефтепродуктов" и т.д. "Мы видим, что Запад ставит целью отказ от российских углеводородов. Этот отказ не будет одномоментным, но РФ может постепенно потерять рынки сбыта. Уже сейчас понятно, что пострадал экспорт полупродуктов - мазута, ВГО, нафты. Исходя из текущего дизайна санкций и обсуждений, Запад намерен постепенно отказываться и от сырья, и от продуктов нефтепереработки и нефтехимии. Где-то на отказ уйдут месяцы, где-то годы. Для более достоверной оценки проблем в отрасли осталось подождать совсем немного - уже летом или осенью картина прояснится", - сказал один из собеседников "Интерфакса".

По предварительным оценкам, считает другой собеседник, из-за санкций риску подвергается порядка 100 млн тонн поставок нефти в недружественные страны, под вопросом экспортные поставки нефтепродуктов в ЕС: "Всем этим Европа одномоментно сама себя обеспечить не может. И прямо сейчас мы наблюдаем, как на европейском рынке взращивается наш конкурент: Россия увеличивает поставки нефти в Индию, которая затем поставляет выработанные нефтепродукты в ЕС. Как быстро этот опасный процесс укоренится - увидим совсем скоро".

Не по щелчку

Генеральный директор "ИнфоТЭК-КОНСАЛТ" Тамара Канделаки замечает, что в санкционных запретах на поставку технологий и материалов для переработки "есть множество нюансов, но в целом картина не позитивна". "Во-первых, степень импортозависимости НПЗ напрямую коррелирует с коэффициентом Нельсона: чем выше этот коэффициент, тем больше зависимость. Во-вторых, в России есть технологии, позволяющие производить материалы для переработки, но невозможно развернуть их промышленное производство за короткий срок, потому что любая промышленность - это игра в долгую. В-третьих, технология начинается от науки. Стоит ли говорить, что ранее компании, предпочитая зарубежные технологии, не оказывали достаточного внимания отечественной научной мысли?" - перечисляет она.

По словам Канделаки, отечественные заводы способны обеспечить 4 технологии переработки мирового уровня: первичная переработка, изомеризация, замедленное коксование и МТБЭ. К категории наработанных технологий можно отнести также каталитический крекинг (соответствующая технология есть у "Всероссийского научно-исследовательского института по переработке нефти" (ВНИИНП) и по ней была построена установка на "ТАИФ-НК"), также набором технологий по гидроочистке и риформингу располагает институт "Ленгидронефтехим".

"Да, в России есть некоторые виды технологий переработки нефти, производство определенных видов оборудования тоже в наличии. Но что касается "умного железа", автоматических счетчиков, например, или сложных IT-компонентов, то в них острая зависимость от зарубежных поставок. Даже локализованное российское машиностроение работало как сборочное производство - из европейских комплектующих. А без "умного железа" все остальное железо в современном производстве топлива выглядит сомнительно", - размышляет глава "ИнфоТЭК-КОНСАЛТ".

"Отечественные институты в силах спроектировать гидропроцессы, риформинги, другие виды переработки. Но совершенно точно это произойдет не "по щелчку". В самом лучшем случае такие работы занимают до полугода, в реальности - до 2-х лет. А еще нужно, чтобы промышленность, смежники перестроились и смогли обслуживать нефтеперерабатывающую отрасль. Пока же никто не спешит переходить на отечественное. Все надеются на Китай. Это большая ошибка национальной промышленной политики - раньше надеялись на поставки оборудования и технологий из Европы и Америки, теперь надеемся на Китай и Азию", - сожалеет Канделаки.

Критичные катализаторы

В общем перечне санкций против российской нефтепереработки особо выделается запрет на импорт катализаторов, которые являются необходимым расходным материалом для более чем 95% технологий. Без катализаторов процесс переработки нерентабелен или просто невозможен. При этом зависимость от импорта катализаторов в России критична. По данным Института национальной энергетики, к началу 2022 года годовое потребление катализаторов в российской нефтепереработке достигло порядка 20 тыс. т. Зависимость от импорта очень высокая, по разным видам катализаторов она составляет 70-80%, зависимость по конкретным категориям может отличаться в широком диапазоне (вплоть до 100%).

Наиболее востребованными группами являются катализаторы каткрекинга, гидроочистки и гидрокрекинга. Суммарный спрос на эти три вида составляет до 18 тыс. т. Самым массовым является катализатор каткрекинга - порядка 12-12,5 тыс. т в год. Потребности в катализаторах гидропроцессов составляют, по разным оценкам, примерно 5-5,5 тыс. т в год, а именно гидрокрекинг можно назвать наиболее уязвимой позицией российской нефтепереработки, сказал замгендиректора Института национальной энергетики Александр Фролов.

"Проблема заключается в том, что значительная часть импортных поставок осуществляется предприятиями из США и стран Евросоюза. Доля импорта из Китая и Индии незначительна. Сейчас наибольшие надежды в области импортозамещения связаны с Омским заводом катализаторов "Газпром нефти". Также значимыми предприятиями в этой области являются "РН-Кат" в Стерлитамаке и Ангарский завод катализаторов и органического синтеза (оба входят в "Роснефть"), Ишимбайский специализированный химический завод катализаторов (частная "КНТ Групп"). Наверное, отчасти рост спроса на катализаторы будет нивелирован вероятным увеличением сроков модернизации НПЗ. Это даст российской промышленности дополнительные 2-3 года на покрытие перспективного спроса", - размышляет Фролов.

Отдельная сложность, на которую обращает внимание глава "ИнфоТЭК-КОНСАЛТ" Канделаки - сырье для катализаторов: "Почему-то об этом никто не говорит. Сырье для катализаторов вырабатывается из драгоценных и недрагоценных металлов, которые нужно очищать. И хотя наша страна - первая в мире по производству ряда драгоценных и недрагоценных металлов, специализированного сырья для катализаторов у нас делают крайне мало. Подобные работы осуществляют специальные аффинажные фабрики, они присутствуют в стране, но над сырьем для катализаторов почти не работают".

По словам Канделаки, "вообще-то в России работает почти 20 катализаторных производств, и некоторые, между прочим, экспортируют катализаторы". "Долгие годы они пытались поставлять нефтяным компаниям отечественные катализаторы в промышленном масштабе, но спотыкались на вопросе гарантийного пробега. Если никто не берет катализатор в работу, откуда у него гарантийный пробег? В этом суть отношения к отечественному подрядчику - пренебрежение и недоверие, тогда как к западному подрядчику всегда был пиетет. Кажется, пришло время менять подход. Сейчас от подрядчиков зависит даже больше, чем от заказчика: готов ли он вкладываться, рисковать, тратить свои силы, перестраивать производственный процесс, чтобы обслужить компании, оставшиеся без западных партнёров. Культуру взаимоотношений между отечественными подрядчиками и заказчиками предстоит взрастить", - подчеркнула эксперт.

Между тем, в Минпромторге заявляют - в России освоена и производится основная линейка катализаторов для процессов нефтепереработки и нефтехимии. "Российские предприятия готовы освоить производство иностранных материалов, у которых на данный момент нет отечественных аналогов, и сделать это в достаточно короткие сроки при соответствующей государственной поддержке. Кроме того, существует возможность закупки такой продукции в дружественных странах. По результатам проведенного в Минпромторге совещания с крупнейшими нефтегазовыми компаниями и Минэнерго отмечено наличие "запаса прочности" для поддержания текущих технологических процессов", - отмечают в ведомстве.

"Стоит отметить, что работа по импортозамещению катализаторов ведется Минпромторгом с 2014 года, и в настоящее время одним из крупнейших проектов, который находится в стадии реализации, является проект ООО "Газпромнефть - Каталитические системы" по запуску на территории Омской области производства современных и эффективных катализаторов нефтепереработки в рамках заключенного в 2019 году специального инвестиционного контракта. Предусмотренные проектом мощности производства позволяют полностью обеспечить потребности отечественной нефтепереработки в катализаторах каталитического крекинга и на 80% по катализаторам гидрогенизационных процессов. Запуск производства запланирован на начало 2023 года", - напоминает Минпромторг.

В Минэнерго тоже считают, что российский рынок в достаточной мере обеспечен катализаторами: "При необходимости задействуются предложения по поставкам из дружественных стран. Технический и научный задел российских производителей катализаторов позволяет существенно нарастить использование российской продукции".

В "Роснефти" напомнили, что компания последние годы последовательно занималась импортозамещением катализаторов. На мощностях "Ангарского завода катализаторов и органического синтеза", "Новокуйбышевского завода катализаторов", "Новокуйбышевской нефтехимической компании" и созданного совместного предприятия ООО "РН-Кат" в Стерлитамаке выпускаются катализаторы гидроочистки различных нефтяных фракций, риформинга бензина, производства водорода, дегидрирования пентанов. "Роснефть" уже сейчас полностью обеспечивает потребности своих НПЗ в указанных катализаторах и имеет потенциал увеличения продаж вне периметра компании. После ввода в эксплуатацию на заводе в Ангарске производства катализаторов риформинга и изомеризации бензина, а также в результате вводимых ограничений по импорту этот потенциал будет только увеличиваться. С 2021 года "Роснефть" отказалась от закупок импортных катализаторов гидроочистки дизельного топлива и вакуумного газойля, заменив их собственными. В ближайшем будущем компания надеется производить такие катализаторы в объеме до 4 тыс. тонн в год", - сказал представитель НК.

Модернизация - на паузе?

Если в рамках импортозамещения катализаторов собеседники "Интерфакса" готовы обсуждать перспективы, то идею продвижения глубокой переработки НПЗ в текущей ситуации большинство считает неактуальной. На фоне блокировки поставок современного оборудования и технологий из-за рубежа правильным будет решение отложить модернизацию НПЗ, считают отраслевые эксперты. Показательной станет первая крупная авария или поломка НПЗ, рынок будет пристально следить, как быстро компания, попавшая в режим ЧС, найдет нужное оборудование, насколько оперативно сумеет ликвидировать сбой.

Однако, в Минэнерго агентству заявили, что ведомством продолжается постоянный мониторинг исполнения заключенных соглашений о модернизации НПЗ, а также инвестиционных соглашений. "Введённые ограничения не повлияют на безопасность работы нефтеперерабатывающих заводов. При этом, инвестиционные планы компаний могут претерпеть изменения за счет увеличения доли оборудования из России и дружественных стран. Правительством уже ранее был инициирован законопроект по продлению обязательств по срокам финансирования и реализации инвестиционных соглашений с НПЗ на 2 года", - сказал представитель Минэнерго.

Он также подчеркивает, что риски сокращения объемов производства нефтепродуктов или снижения их качества исключены - внутренний рынок обеспечен достаточным объемом присадок, в том числе отечественного производства, для сохранения стабильного выпуска топлив АИ-92 и АИ-95.

Особенности внутреннего рынка

Комментируя ситуацию на внутреннем рынке нефтепродуктов, глава "ИнфоТЭК-КОНСАЛТ" Канделаки осторожно оценивает: "Я бы не сказала, что на данный момент спрос на нефтепродукты на внутреннем рынке падает. Скорее, он находится в пределах уровней доходов населения. Чтобы выразится максимально аккуратно, скажу, что изменение спроса на топливо сейчас находится в пределах погрешности статистического измерения".

"Если говорить о бензине, то собственниками бензиновых машин является узкая (в масштабах страны) группа населения с гарантированной зарплатой или наличием своего бизнеса. Эта группа населения будет платить за бензин стабильно. А вот в отношении дизельного топлива ситуация иная. За исключением небольшого количества машин на дизеле, которое приходится на население, ДТ активнее всего используют перевозчики разных отраслей. Поэтому потребление дизельного топлива сильно зависит от состояния этих отраслей. Один из самых крупных потребителей - железная дорога (порядка 3 млн тонн ДТ), металлурги тоже приобретают много ДТ. Большая доля потребления ДТ у перевозчиков на большие расстояния, и факт того, что наши грузовики теперь не пускают в Европу, уже сказывается", - говорил она.

"И актуальнейший вопрос - с мазутом, которого в России производится около 43 млн тонн. Внутренний рынок РФ потребляет малую долю от всего производства мазута: порядка 4 млн тонн - энергетические предприятия и промышленность, около 1 млн тонн - бункеровка. Остальное шло на экспорт. Значительная его доля всегда шла на экспорт, европейские НПЗ брали мазут как сырье для переработки. Что теперь делать с этим мазутом - решения нет", - добавила Канделаки.

Генеральный директор "Центра отраслевых исследований" Андрей Костин, соглашаясь, что спрос на внутреннем рынке нефтепродуктов во многом формируется коммерческим сектором, отмечает: "Трафик в торговых центрах, средний чек в ритейле и прочие показатели демонстрируют сокращение активности населения. Несколько наивно в таких условиях надеяться на рост спроса на топливо. Дополнительного источника роста потребления тоже ждать не стоит, он исчерпался изменениями после пандемии 2020 года - внутренние туристические поездки вышли на определенный уровень, а внешние так и остались недоступными".

Но наиболее важной, по мнению Костина, становится обостряющаяся проблема разбалансировки нефтеперерабатывающей отрасли и всего топливного рынка, последствием чего может стать ухудшение конкурентоспособности российских НПЗ.

"Скорее всего, уже в ближайшем будущем закрепится тенденция снижения производства нефтепродуктов по вполне понятным причинам - из-за сокращения добычи нефти и экспорта топлива. При этом отечественные заводы вынуждены будут пересматривать всю линейку производства, поскольку значительная часть ее прежде ориентировалась на европейский рынок. Уже не будет такого объема экспорта в ЕС, новые рынки еще не завоеваны, а внутренний рынок РФ не в силах все потребить", - поясняет он.

"Новые экспортные направления изменят номенклатуру товаров НПЗ. Так, если компания ранее выпускала низкосернистое судовое топливо с нормативами использования в Северном море, и под это было заточено производство (возводилась специальная установка, выстраивалась логистика), то на рынках других регионов такое топливо не востребовано. Значит, нужно менять его технические характеристики. Пересмотра потребуют буквально все процессы, что в текущих непрогнозируемых условиях является нетривиальной задачей. Как угадать, каким будет спрос на новых рынках, по каким видам товаров, в каких объемах?" - размышляет эксперт.

Однако, в результате наблюдений за нефтеперерабатывающей отраслью, говорит он, складывается впечатление, что в данный момент основные усилия переработчиков сконцентрированы в основном на решении текущих задач: чтобы просто не останавливать деятельность завода. "Занимаясь "бытовыми" проблемами, заводы могут упустить время, необходимое для перестройки бизнеса. Это и есть риск снижения конкурентоспособности российских НПЗ на глобальных рынках: если они не будут оперативно поставлять востребованную продукцию, их место займут другие. Переоценку бизнеса нужно делать прямо сейчас, просчитывать и оценивать, не пускать все на самотек. Иначе процессы пойдут стихийно, а это нестабильная конструкция, ее трудно администрировать - при любом внешнем изменении все снова разрушится", - резюмирует Костин.

19.05.2022 г. /Интерфакс/

Онлайн-Единый Реестр 2021-2022
Онлайн-календарь 2022
ООО БЕННИНГ ПАУЭР ЭЛЕКТРОНИКС
АО АМИРА
ООО СЕРВИСНАЯ КОМПАНИЯ ИНТРА
ООО ФАБРИКА КРАСКИ ХЕМИ

Новости

Компании на карте

img

Вопросы и ответы

Продление экспертного заключения "Газпрома" по ДТОиР

Мы писали заявку на продление разрешительного документа на ДТОиР в декабре 2018 года, нам тоже отказали. Почему отказали я не смог выяснить. Заказчик ...

Сертификация в СДС ИНТЕРГАЗСЕРТ продукция и СМК

Никто не обещал, что сертификация в СДС ИНТЕРГАЗСЕРТ - это легко и бюджетно! Если вы хотите поставлять продукцию в "Газпром" - никуда не ден...

Сертификация строительных работ (услуг) в СДС ИНТЕРГАЗСЕРТ

Да вот непонятно, отменили или нет. Я создал новую тему по этому поводу....

Продление экспертного заключения "Газпрома" по ДТОиР

Мы писали заявку на продление разрешительного документа на ДТОиР в декабре 2018 года, нам тоже отказали. Почему отказали я не смог выяснить. Заказчик ...

ООО НГ-ЭНЕРГО
ООО ГИТЭС
ООО СЕРВИСНАЯ КОМПАНИЯ ИНТРА